Дизайнер Артем Максименко: «Я работаю так, чтобы заказчика можно было записать в соавторы»

Опубликовано 23.03.2015
Дизайнер Артем Максименко делится своим взглядом на специфику белорусского дизайна и общение с заказчиками.

 
             

 

 

 

Артем Максименко

Дизайнер интерьера. 

Окончил Белорусскую Государственную Академию Искусств по специальности «Дизайн». Занимается дизайном интерьера жилых квартир и частных домов, разработкой дизайн-проектов для коммерческих и офисных помещений.

Вы в основном оформляете именно жилые дома, или какие-то коммерческие помещения?
 
Квартиры, дома, офисы – всякое бывает. На самом деле, частное жилье – это самые простые и часто предлагаемые заказы. Но и среди них бывают уникальные, и не обязательно это интерьер – это может быть и экстерьер. Для инвест-проектов иногда приходится какие-то просто невероятные вещи делать. Интереснее всего было работать в австрийском шале, в котором собирались делать гостиницу. Приходилось делать какие-то картинки-визуализации под их инвест-проект с немецкими чертежами, чтобы все это можно было построить. Требования там были довольно жесткие, но это было очень интересно.
 
Значит, у Вас есть возможность сравнить запросы клиентов в Беларуси и других странах?
 
Скажем так: вроде бы ситуацию я знаю. Но время идет, а она постоянно меняется. Поэтому  я лучше знаю то, что рядом, у нас. Например, можно сравнить Минск и Москву – там люди совсем другие. У нас намного больше «деревни» во всех отношениях. Но сейчас расклад снова меняется – особенно в последние полгода, когда уже случился кризис. В России это сильно сказалось – цены и спрос упали. Многих, кто привык работать и у нас, и в Москве, это достаточно сильно выбило из колеи.
 
Кризис чувствуется и у нас. Заказов сейчас стало меньше, чем полгода-год назад. Может, еще что-то исправится – возможно, сейчас просто такое время, затишье. Посмотрим, что будет.
 
Работа дизайнера имеет свою сезонность, выраженные пики и спады, как в строительстве?
 
Да. По моим наблюдениям, люди «просыпаются» весной и осенью, а где-то в конце зимы все спят. В середине-конце зимы дизайнеры могут брать отпуска, выходные, и ничего на этом не потеряют. А весной и ближе к началу лета люди как-то активизируются.
Если брать частное жилье, то какие запросы были популярными в последние 5-7 месяцев?
 
Обычно люди не готовы затратить большой объем денег на дизайн и ремонт. Особенно на дизайнера. Может быть, они еще не созрели до того, что надо платить за хороший продукт. Это бывает тяжело. Может быть, это какое-то невежество и неуважение к профессии. Но я все меньше встречаю такого. То ли мне не звонят такие люди, то ли их просто становится меньше. 
 
А какие предпочтения высказываются по стилистике? Минимализм или потолки с лепниной?
 
Скандинавский интерьер стал очень модным, просто невероятно. Лично я его не очень люблю. Эти интерьеры – светлые, беленькие, с хорошей мебелью и обойдутся не очень дорого, а часто даже очень недорого. Но мне они уже оскомину набили, при всем их великолепии. 
 
Я сам тяготею к каким-то винтажным вещам, с историей. Но нет, я не очень люблю лепнину (смеется). Не могу сказать, что, к примеру, ар-деко – это именно то, чего ждут заказчики. Хотя бывает, конечно, что люди хотят свой дворец – в квартире 50 кв. м. При желании его можно сделать и там, но в настоящем дворце все-таки лучше. Нужно как-то сопоставлять свои желания и возможности. В этом плане скандинавские светленькие интерьеры, мебель IKEA или еще что-нибудь дешевое – это простое и хорошее решение. Но на мой взгляд, для таких интерьеров не нужен дизайнер, они складываются самим человеком. Все эти вещи должны быть близки ему. 
 
В то же время, если человек решит сделать скандинавский интерьер, это не значит, что он сделает белые стены и поставит свой старый диван. Это все-таки интерьер с дизайнерской  мебелью. Ведь как он появился? Это же совершенно искусственный стиль. Маркетологи фотографировали мебель на белом фоне, и людям понравилось, как это выглядит. Собственно, ничего плохого в этом нет, но в результате получилось, что ключевая «фишка» такого интерьера – хорошая дизайнерская мебель, не обязательно дорогая. Но хорошей мебели, к сожалению, в доступе у большинства простых белорусских людей нет. Нет даже возможности посмотреть на нее своими глазами. Но это уже ситуация рынка. 
Конечно, кто-то этим и у нас занимается. Бывает, что заходишь в салон, смотришь – все красиво, все хочется. Но затем видишь ценник и понимаешь, что это слишком высокий уровень. А когда приходишь туда, где мебель более доступная, то у нее и качество, и дизайн уже совсем другие. Поэтому бывает довольно трудно. Приходится оббегать все магазины, все салоны, чтобы найти подходящий вариант. Но это уже приключения при сопровождении проекта. 
 
Обычно человек хочет уже быстрее переехать в квартиру, и нет времени, чтобы все сделать как надо. Начинаешь работать, когда еще не готовы чертежи, картинки, еще что-то, и все доделывается по ходу. Но мне даже нравится так работать, такая импровизация – это что-то близкое к искусству. А потом смотришь и чувствуешь себя молодцом – все получилось отлично.
 
Не получается ли в итоге, что результат после всех импровизаций очень сильно отличается от изначальной визуализации?
 
Конечно, бывает. Но я вообще не очень люблю визуализации. Когда начинаешь на них расставлять кружечки-чашечки и раскидывать пыль по объектам, чтобы все было красиво и живо, теряется смысл. Ты уже не придумываешь, не переживаешь все эти ситуации. Это исчезает при скрупулезной проработке деталей. Мне больше нравиться работать с чертежами. 
 
У меня была такая ситуация. Мы с клиентом пришли в салон керамической плитки, и заказчик говорит: мне нравится вот эта, хочу ее. А у меня в проекте она нигде не предусмотрена. И мы тут же изменили всю концепцию проекта (смеется). Просто за один день, за 20 минут мы добавили в кухню-гостиную на двух стенах эту плитку. И получилось очень средиземноморское такое настроение – море, солнце... Очень приятно.
Как правило, я работаю так, чтобы заказчика можно было записать в соавторы. Я поощряю в нем желание привнести что-то от себя в интерьер, чтобы он чувствовал, что это он его делал. Тогда ему приятно, он пережил это время проектирования, ремонта, и даже получил какой-то жизненный опыт. И мне кажется, что это очень ценно и интересно – дать заказчику пережить этот опыт, но без сложных лишних проблем, которые я сам решаю. Нельзя сказать, что я все отдаю на решение клиента: конечно, я его подталкиваю к тому, что сам запланировал в проекте. Но иногда очень дельные идеи возникают именно на ходу. 
 
Каждый человек обладает уникальным опытом. Кто-то какое-то время жил в Европе или еще где-нибудь, работал в специфичных местах. У каждого своя история, и с этим связано буквально все. Пока ты не знаешь какой-то ниточки, изюминки, у тебя не получается связать то, что заказчик хочет, с тем, что получится. Может, кто-то так и может, но я нет. Бывает, что я достаточно долго «мучаю» и объект, и заказчика. Иногда заказчики предпочитают уехать на месяц, например, в Европу. Но есть вопросы, которые не получается решить без них. Точнее, я не вижу смысла, если заказчики не принимают непосредственного участия в процессе. Обычно я стараюсь привезти какие-то образцы, чтобы они посмотрели, сами пощупали и сказали «да». 
 
И сколько тогда может длиться такой процесс? 
 
Проект делается достаточно быстро. А ремонт... всякое бывает. Это может и год занять, и даже больше. Пока ты потом разложишь подушечки по местам, еще что-то. Некоторые декораторы и по три года могут сидеть на одном объекте, пока не сделают все до мельчайших деталей. 
Как быть, если хочется свой дворец или много открытого пространства, но есть только комната в 18 кв. м?
 
Нужно спускаться на землю и понимать, что можно сделать какой-то зеркальный потолок или глянцевый и чуть-чуть визуально увеличить пространство. Но это будет отмазка. Если вы попадете в такой псевдодворцовый интерьер на 18 метрах, то скажете «Да, уютненько у вас тут». Но если вы попадете в такой же на 300, на 500 метрах – это будет совсем другая ситуация. И явно выигрывает большое помещение. Это потребность такого рода интерьеров. 
 
Можно пойти на какие-то ухищрения, попробовать сделать какой-нибудь английский интерьер. Это будет не классицизм, не барокко или рококо. Скорее какая-то английская эклектика, но для нее нормально, когда пространство захламлено. Даже если очень хочется какого-то «богатства» – ради бога, не надо делать его на паре метров! Тем более, в квартире. Все-таки, квартира – это для других интерьеров, более современных. Есть тысячи вариантов сделать это по-другому. В другой стилистике, не менее классно и даже более удобно. Вот скандинавский интерьер – да, делайте «скандинавию»! (смеется). Но не дай бог «цыганское барокко», как у нас любят. 
 
Что сделать, чтобы человеку было хорошо, если он всю жизнь мечтал жить в «богатой» квартире, но площади явно не хватает?
 
Зарабатывать больше (смеется). Если вы хотите жить в большой квартире, но у вас ее нет – то проблема в том, что у вас ее нет. У вас есть маленькая, и она не станет больше ни в каком случае. Можно постараться ее каким-то образом оформить. Скорее всего, на выходе это будет «уютненько». Но ничто не исправит недостаток тех самых метров. 
Больше всего мне нравится в моей работе опыт, который получаешь, когда у тебя есть проблема. Я никогда ее не прячу, никогда с ней ничего не делаю – я просто пытаюсь вывести ее в главные плюсы помещения. Но есть то, что сделать невозможно. Например, человек мечтает о своей столовой. Но у него кухня 6 метров. И нужно найти помещение, куда поставить стол со стульями. В гостиную? Хорошо. А если в гостиную еще кровать нужна? Это ведь может быть и однокомнатная квартира. Будете спать на столе или под столом? 
 
Конечно, возможно многое. Кто-то будет месяц не спать, думать, экономить каждый миллиметр, продумывать какие-то сложные конструкции. В итоге это будет хорошо – и безумно дорого. Маленькие помещения вытягивают столько денег, потому что в них нужно уместить много всего. Есть великолепный пример, когда японцы передвигают внутренние стенки, перекраивают гостиную в спальню, спальню – в кухню... Но если потом посчитать, во сколько это все обошлось, оказывается, что на эти деньги можно было купить квартиру или дом со всеми этими помещениями и нормально их обставить. И тогда встает вопрос: а зачем было все это делать? Это концептуально, потому что у японцев нет места в городе. А у нас все-таки что-то строится, можно просто купить квартиру получше.
 
Можно сделать «по-богатому» и 40, и 18 метров. Но не стоит ожидать, что получится Версаль. Просто потому, что потолки – 2,5 м. 
А если брать такие стили, как лофт?
 
Мне безумно нравится этот стиль. Но стоит понимать вот что: если мы возьмем индустриальное здание и оборудуем его под жилье – это будет лофт. Если мы возьмем квартиру в обычной многоэтажке в Каменной горке и попробуем сделать в ней лофт – это будет неизвестно что. Потому что там нет воздуха, высоты, всех этих инженерных коммуникаций… Их можно сымитировать, конечно, но все равно вы будете чувствовать себя в каморке. 
 
Все, что мы видим в журналах, в Интернете – просто представьте, сколько там места. В скандинавских интерьерах – сколько окон в одной комнате, и какие это окна! Очень редко это выглядит простой квартирой. У нас немного другая ситуация – если не снести в квартире пару стен, то два окна в комнате точно не появится. Нам скармливают эту ситуацию, и мы как-то пытаемся адаптировать картинку. 
 
Я как-то попал в редкую квартиру, где было два окна в одной комнате – это было великолепно. А так – даже самый-самый белый интерьер, если его сделать у нас, станет серым, потому что недостаточно света. А если учесть туманы и прочую непогоду, то света становится настолько мало, что можно делать интерьер черным. По крайней мере, он останется черным при любом освещении. (смеется) 
Я давно хотел сделать черный интерьер, но это довольно сложно. Нужно найти «своего человека» – сейчас люди как-то не рискуют делать темные интерьеры. Наверное, это потому, что очень много светлых, белых картинок. А ведь когда делаешь интерьер, к примеру, с яркими синими стенами – насыщенного цвета, как ночное небо над городом – это выглядит классно! Почему бы такое не сделать? Но для нас обычно что-то бежевое, песочное, беленькое, кремовое, кофейное... и еще какие-нибудь синонимы на тему бежевого. Потому что тут уже включается менталитет, и заказчик говорит: спокойнее, еще спокойнее. Еще чуть-чуть спокойнее будет еще лучше. 
 
Когда люди начинают обыгрывать разные оттенки коричневого, становится грустно. Они не используют яркие цвета: синий, красный, зеленый, желтый. У нас работает не весь спектр, а только вот этот кусочек замутненных красных и желтых оттенков плюс белый, и может быть, чуть-чуть черного – один элемент, если случайно купили кованую кровать. (смеется) Это все очень грустно. У нас часто не хватает цвета, не хватает радости, и эта нехватка радости губит большинство интерьеров. 
 
Мне хотелось бы пообщаться с людьми, которые живут в странах потеплее, чем Швеция и Норвегия, и в соответствующих интерьерах. Насколько им хорошо? Насколько им приятно и радостно просыпаться, смотреть и чувствовать себя не в бежевой клетке и не в пещере кофейного цвета? 
Я сам больше люблю сложные интерьеры, с какими-то винтажными мотивами – с карнизами, большим количеством деревянных элементов, картинами, гравюрами... Такой интерьер «тяжелее» по виду, но он очень теплый в плане жизни. Наверное, это то, что ближе всего мне – адаптация колониального стиля или что-то в этом роде. В этом есть свой шарм. 
 
Кроме скандинавского стиля, есть какие-то другие, реально применимые в наших условиях?
 
Конечно, есть. Это эклектика в любом проявлении. Возможно, что-то в стиле минимализм. Просто скандинавский стиль более понятен для людей. Они посмотрели пару картинок, решили – «А давайте покрасим наши стены в белый». И они сами могут это сделать. И для этого им даже не нужно обращаться к дизайнеру: зачем, если у них и так есть свое видение? Можно сделать все вокруг белым, постелить деревянный пол – и интерьер уже станет выглядеть намного интереснее. 
 
Либо можно обратиться к дизайнеру, сказать – хотим так и так. Что-то эклектичное с уклоном в современность получится практически при любых условиях. Четко разделить по стилям то, что творится вокруг, очень трудно. Обычно человеку нравятся какие-то отдельные моменты, или он у соседа увидел: хорошо получилось. Очень частая ситуация, кстати. Поэтому в любом случае получается какая-то эклектика, а не чистый стиль.
Можно увидеть отличные интерьеры в кино. Там работают действительно хорошие специалисты. Из фильмов можно набрать много идей. Ну только если фильм не про космос, конечно. (смеется) Это хороший подход. Он позволяет заказчику ассоциировать свой дом с любимым фильмом – это приятно. Поэтому не стоит зацикливаться на стиле. Кому-то всегда хотелось синий потолок – хорошо! Думаем, что с ним делать. Очень редко бывает так, чтобы кто-то сказал: мне нужна высокая испанская готика, сделайте все в этом стиле. 
 
У каждого в любом случае свои, уникальные запросы. Например, люди, которые много путешествовали или долгое время жили в разных странах – у них намного интереснее подход ко всему, они больше видели вживую, своими глазами. А если человек ни разу не выезжал из Беларуси, то он просто видел какие-то картинки. Мне очень нравится работать с теми, кто повидал чуть больше. Это всегда какие-то истории от человека, и сам процесс очень интересен. Я люблю узнавать заказчика. Для меня в этом и заключается половина шарма профессии. Правда, бывает, что спланируешь что-то, сделаешь классный проект, а потом переживаешь – сделают его как надо, не сделают.
Когда люди приходят к вам, насколько четко они представляют, чего хотят?
 
По-разному, но скорее не представляют. Есть какие-то кусочки, но общей картины нет. Если бы они точно представляли, чего хотят, думаю, они бы не приходили ко мне. (смеется) Иногда кто-то говорит: мы уже все придумали, вам осталось только сделать визуализацию. И приносит в лучшем случае листок А4, где что-то от руки нарисовано. И оказывается, конечно, что продумано далеко не все. Конечно, это здорово, что люди сели и подумали, но все-таки дизайнеры не зря зарабатывают себе на хлеб. 
 
Очень многое приходит только с опытом, которого у обычного человека просто нет. А ты в этом постоянно работаешь, постоянно об этом думаешь. Особенно когда работаешь один. И то – даже мне требуется недели полторы, чтобы вжиться в пространство и понять, что с ним делать. Конечно, и в первый час можно предложить какие-то варианты, но потом они все равно будут додумываться и доделываться. 
 
Наверное, кто-то работает быстро, но я скорее работаю неспешно. Хотя всякое бывает. Иногда бывает и по 20 часов в день приходится что-то рисовать и придумывать. Такое чувство, словно все еще учишься в университете: не спишь, не ешь, работаешь. (смеется) Даже если ты не делаешь непосредственно в этот момент визуализацию, то все равно продолжаешь об этом думать. Постоянно живешь в этом пространстве, прокручиваешь в голове: каким маршрутом хозяин будет ходить из комнаты в кухню, как это лучше организовать... 
Что клиент может сделать, чтобы изначально облегчить задачу дизайнера?
 
Сформулировать требования, собрать все картинки, которые им нравятся – любую мелочь. Это позволяет без особенно долгих разговоров и рассуждений прийти к тому, что им близко. И уже после этого я приложу к этому свой личный взгляд и создам для них интерьер. Но обычно я все равно провожу с заказчиками много времени в живом общении. 
 
К тому же, я предпочитаю сопровождать проект. Кто-то не особенно хочет этого, но я стараюсь настаивать на своем участии. Никто не знает, какие проблемы вылезут в процессе. Приехать и прямо на месте решить проблемы, нарисовать на коленке, если надо – это в 10 раз лучше, чем когда креативный прораб придумает что-нибудь и получатся какие-нибудь арки в дверных проемах – это при высоте потолка в 2,5 м (смеется). 
 
Это такая отсылка к «гипсокартоновому раю» 90-х, хотя я и сейчас встречаю такие элементы. Почему-то мастера, которые занимаются монтажом гипсокартона, очень любят все эти невероятные формы. Ну и ценник на это ставят такой, что вообще непонятно – зачем это нужно. Я все-таки за относительную простоту и за то, чтобы сделать недостатки достоинствами. Особенно там, где места маловато. 
Как складываются отношения со строителями во время авторского надзора?
 
По-разному. Сначала они обычно не доверяют, все время проверяют тебя: а ты знаешь, что это такое? Но у них есть своя специфика общения. Я очень не люблю, когда я что-то спроектировал, согласовал с заказчиком, а потом строитель говорит: это неправильно. Вы такого не хотите, вы хотите вот это. В такие моменты хочется ломать стулья и головы. (смеется) Правда этим больше грешат даже больше продавцы. Почему-то очень часто у нас в торговле работают люди, которые совершенно не умеют торговать и даже плохо относятся к тому, что продают. 
 
У вас есть надежные бригады, с которыми вы стараетесь работать?
 
Зачастую это даже не бригада, а отдельные люди, которые хорошо знают свое дело. Они обычно знают себе и цену тоже. С  ними проще работать, они меньше склонны к обману. 
Я и сам много времени провожу на объекте. Часто делаю что-то своими руками – мне это нравится. Приходится очень сильно контролировать строителей. Чтобы совершить фатальную ошибку, нужно совсем немного времени – дайте час, и строители сделают их хоть десять! Одна из важных проблем – квалификация кадров, которые выполняют работу. Я не спорю, есть хорошие. Иногда находишь их в процессе, но негативный опыт остается. К сожалению, многие строители заканчивали педагогический или еще что-нибудь такое. Может быть, они математики или режиссеры... Я знаю режиссера, который кладет плитку. И на эти деньги снимает кино. 
 
Однажды строители поставили мне кривую кирпичную стену. Просто кривую. Заваленный горизонт кладки, она еще и стоял неровно. Я покрасил ее в белый, и сейчас она из-за своей неаккуратности даже выглядит привлекательно. А в другой ситуации пришлось бы докладывать сантиметров 15 до ровной поверхности, а это еще и дополнительные траты. Когда я пришел, каменщик стоял напротив самого заваленного участка и загораживал его спиной. Вроде не пьяный, и я не заметил. А потом уже увидел с другой стороны. (смеется) И таких историй – для кого-то веселых, для кого-то не очень, скапливается очень много. 
Если говорить об экстерьерах частных домов, какие требования обычно выдвигаются?
 
Чтобы дом был похож на дом. Готических замков у меня еще не было. Нужно понимать, что всяческие невероятные порывы вроде замка графа Дракулы – это очень дорого. 
 
Для оформления экстерьера могут пригласить на разных стадиях. Иногда – когда дома еще нет, нужно продумать и дом, и интерьер. Это самое приятное. Бывает, дом уже есть, типовой, например. Его нужно как-то изменить. Бывает, сменяются дизайнеры: было уже четыре, вы пятый. (смеется) Пятым я, правда, еще не был, но был третьим. 
 
Из-за чего бывают такие смены?
 
Что-то не понравилось, что-то не пошло. Не сработались. Всегда приятно сразу найти общий язык с заказчиком, но так бывает не всегда. Тогда нечего тянуть кота за хвост. Держаться за заказ – это нормально, но иногда, возможно, и не стоит. Бывает, какие-то личные проблемы и форс-мажоры могут сорвать встречу или еще как-то испортить отношения с заказчиком. Восстанавливать уважение после таких эксцессов тяжело. Все могут ошибаться, но иногда это легко поправимо. А иногда непоправимо. 
 
Каких-то совершенно провальных историй у меня не было. Обычно я не делаю рекламы – мне звонят те, кто узнал обо мне через своих знакомых. Сарафанное радио работает, и все хорошо. Я не могу взять больше работы, чем я могу выполнить, а работы хватает.
 
Хотите увидеть другие работы Артема Максименко? Переходите на его персональную страницу в нашем каталоге!
 
 
Интервью проводила Маргарита Шевцова специально для портала Домодел.by.
Визуализации предоставлены Артемом Максименко.

 

Хотите сразу узнавать о новых публикациях и важных новостях в мире дизайна и ремонта? Подписывайтесь на нашу страницу в Вконтакте!

 




Другие статьи в разделе «Дизайн интерьера»:
«Запросы минчан приближаются к европейским»: дизайнер Юлия Романовская о последних трендах в оформлении интерьера, типичных запросах и доверии
Дизайнер Юлия Романовская: «Все можно адаптировать, но в разумных пределах»
Все статьи | Раздел «Дизайн интерьера»